«Самое главное для любого медика – относиться к пациентам с простой душой»

С оптимизмом и в добром здравии отметила 85-летний юбилей Татьяна Акимовна Ярёма — главная медицинская сестра ЦРБ, или как в шутку называют её коллеги — средний медработник широкого профиля. Поздравили юбиляршу председатель Совета ветеранов здравоохранения Людмила Чернова и заместитель председателя Совета ветеранов Фарсия Калимуллина, которых виновница торжества встретила как родных: «Самые родные люди, с которыми прошли и огонь, и воду, и медные трубы!».
Татьяна Акимовна считается одним из первопроходцев в нижнекамской медицине – она была главной помощницей первого главного врача тогда ещё поселковой больницы Фатыха Хайбуллина, отвечала за обеспечение лечебного учреждения кровью, помогала в создании службы скорой помощи.

После окончания фельдшерско-акушерской школы в Елабуге и работы в деревне заведующей медпунктом в 1962 году Татьяна Акимовна приехала в Нижнекамск. Пришла устраиваться в поселковую больницу, однако главный врач Фатых Хайбуллин сказал, что мест нет. Но главбух подсказала, что девушку можно принять на место декретницы. Так Татьяна и стала помощником эпидемиолога – в её обязанности входило проверка качества блюд и санитарного состояния торговых точек и столовых. Но в этой должности работать пришлось недолго, вскоре Татьяну назначили старшей медсестрой. Теперь Татьяна Акимовна должны была обеспечивать отделения всем необходимым для работы врачей и медсёстер. Единственной, в чём постоянно нуждались, была кровь – тогда со стройки часто поступали пациенты с травмами. Из Казани иногда подбрасывали кровь санитарной авиацией, но этого не хватало. В больнице даже составили список сотрудников с указанием группы крови, и в случае необходимости человека просили поделиться. И врачи, и медсёстры, и другой персонал – все без разговоров ложились под систему. Экстренно брали кровь и у Фатыха Миннебаевича, и у Ирины Николаевны Кудашовой, у которой была дефицитная группа крови.

«Я жила рядышком с больницей в бараке, и по субботам и воскресеньям прибегала проверять, сколько у меня осталось крови и какие группы – больше ничего не интересовало, — вспоминает Т. Ярема. — Однажды Фатых Миннебаевич пригласил на общий обход. Зашли в палату, а там один из пациентов – солдат, который получил разрыв печени из-за травмы на работы. Кровь у нас тогда закончилась. Так Фатых Миннебаевич при всех пациентах мне и говорит про этого солдатика: «Ты знаешь, что вот он из-за тебя умрёт?». Я пулей вылетела из палаты, думала, уволюсь и пойду работать на стройку – так было обидно, никто никогда меня так не оскорблял! Закрылась у себя и навзрыд плачу. Подходит медсестра, тебя, говорят, Хайбуллин вызывает. Я отвечаю: «Не пойду». Медсестра убежала, потом опять вернулась: «Главный врач в операционную зовёт». Ну, думаю, что-то случилось, надо идти. Захожу: «Фатых Миннебаевич, я пришла». А он спрашивает: «Ревёшь, наверное?». Я молчу. А он продолжает: «Я закончу, потом договорим. Ты ведь знаешь, какой я горячий. Прости меня, ладно?». И я молча ушла. Обидно было от того, что ни за что, ни про что отругали при всех, ладно бы один на один, а тем более при умирающем пациенте. Парень тот, кстати, выздоровел, а Фатыха Миннебаевича, простила, конечно».

Как-то Фатых Миннебаевич вызвал старшую медсестру и сказал: «Таня, надо нам организовать скорую помощь. Сообрази». И сообразили – выделили комнатушку, определили в новую службу Тамару Карнаухову и Галю Студенкову, которые только что окончили елабужскую ФАШ. Тогда посёлок Строителей и его окрестности представляли собой бараки, будки и землянки.

«Вспомнить то время страшно. Днём ещё как-то можно было ходить на вызовы, но везти срочных больных было не на чем, водители попутных машин не останавливались. Я пожаловалась начальнику милиции Тараканову. Он дал мне картонку с нарисованным красным кругом. Увидев такой знак в руке медсестры, водители стали останавливаться и брать больных. Облегчение мы почувствовали, когда получили УАЗик».

В тяжёлые времена, когда опускались руки, Татьяна Акимовна опиралась только на семью: «Бывает, приедет комиссия, их всех накормить надо, пока уберёшь со столов, время уже два-три часа ночи. Комиссия до дома проводит, а там муж чайник кипятит: «Ты же голодная, наверное, давай хоть чай попьём, садись». Так я и живу до сих пор – с благодарностью в сердце. Самое главное для любого медика – относиться к своим пациентам без высокомерия, с простой душой, по-человечески, без грубости и разделения на ранги. И с коллегами тоже также нужно – без злости и сплетен».

Ответить